Ни за что не угадаете, что изображено на этих 12 макрофото

Чтобы увидеть новый мир, необязательно уезжать за тысячи километров. Достаточно повнимательнее приглядеться к привычным вещам (желательно, с помощью микроскопа).

Предлагаем вам угадать, что изображено на этих фотографиях, сделанных с многократным увеличением. Ответы — под каждым снимком.

Макрофото №1

salt

Эти кристаллы, так похожие на драгоценные камни, — обыкновенная поваренная соль (она же пищевая, каменная, она же натриевая соль соляной кислоты, или хлорид натрия) при увеличении в 70 раз. Кристаллы родились при испарении воды из перенасыщенного солевого раствора.

Кстати, именно принцип испарения используется при работе многоразовых солевых грелок, в которых соль в растворе кристаллизуется с выделением тепла. Большая часть имеющихся на планете запасов каменной соли образовалась путем выпаривания солнцем Мирового океана: 76% сухого остатка от выпаривания морской воды составляет как раз хлорид натрия.

Макрофото №2

nylon

На этом фото — нейлоновые волокна в 75-кратном увеличении. Откуда взялось слово «нейлон», неясно. Самая популярная версия: это искусственное слово, придуманное в лабораториях Dupont. Точно известно, что нейлон впервые был получен в 1935 году ученым Уоллесом Карозерсом. Нейлон — член семейства полиамидов, его родной брат — российский капрон.

Нейлоновые волокна крепче шелковых и более упруги, кроме того, они не боятся сырости и плесени. Первые нейлоновые чулки поступили в продажу в 1939 году и имели оглушительный успех. Этот материал быстро вытеснил в производстве колготок шелк и вискозу.

Макрофото №3

sugar

Обычный сахар, получаемый из сахарной свеклы, сахарного тростника и других продуктов, кажется веществом простым вроде поваренной соли NaCl. Однако сахароза является дисахаридом и состоит из двух моносахаридов — α-глюкозы и ß- фруктозы. В организме сахароза быстро распадается на глюкозу и фруктозу, которые без дальнейшей переработки сразу всасываются в кровь.

Поэтому-то мы любим сладкое: оно не требует энергии на переваривание. Кристаллы сахара на фото (увеличение в 1000 раз) коричневатые, значит, в них есть примесь патоки, которая тоже, в свою очередь, смесь поли- и моносахаридов. Не обманывайтесь: присутствие патоки в сахаре не делает его «экологичнее» чистой белой сахарозы.

Макрофото №4

pencil

На фото в большом увеличении — стружка, снятая с деревянного карандаша твердостью ТМ (или HB по европейской шкале, No.2 по американской). Современный грифельный карандаш появился не так давно: залежи графита обнаружили только в XVI веке, а грифели (графит, смешанный в том числе с глиной) стали делать всего пару сотен лет назад. До этого графит, сам по себе очень мягкий, использовался для рисования, а не для письма.

Твердость грифеля зависит от количества глины (чем ее больше, тем тверже карандаш и светлее тон) — ее сейчас часто заменяют полимерами, чтобы делать максимально тонкие стержни для механических карандашей. А настоящее дерево в качестве «обертки» для грифеля встречается все реже.

Макрофото №5

zip

Это современная текстильная застежка-липучка под 15-кратным увеличением. В 1941 году Жорж де Местраль заинтересовался, почему репейник так хорошо цепляется к шерсти его собаки. Под микроскопом он разглядел на головках репьев крохотные крючки.

После 10 лет экспериментов подал заявку на патент — за это время де Местраль успел обнаружить, что лучше всего микрокрючки вытягивать из тогда еще экзотического материала нейлона. Так родилась «липучка», на которую сегодня застегиваются ботинки, куртки, палатки и вообще что угодно (кстати, первый патент Жорж получил еще в 12 лет, когда зарегистрировал особую конструкцию игрушечного самолета). Изначальное название «липучки» — лента velcro (от фр. velours — «бархат» и crochet — «крючок»).

Макрофото №6

vinyl

Непрерывные извилистые канавки, которые видны на макроснимке, — это аудиозапись на виниловой пластинке, самом популярном в первой половине XX века звуковом носителе. Форма «канавки-дорожки» (ее ширина, глубина и направленность) смодулирована звуковой волной и записана специальным резцом.

При проигрывании игла передает свою вибрацию на звукосниматель, тот преобразует механические импульсы иглы в электрические сигналы, а те в колонках превращаются в звук. При работе игла нагревается до 200 °С и постепенно портит пластинку как температурой, так и механическим воздействием.

Макрофото №7

fur

Короткий мех морского котика состоит из разных волос, растущих пучками, — к одному остевому волосу примыкает десяток (или больше) промежуточных и пуховых.

Эта густая подпушь играет большую роль в процессе терморегуляции в холодной воде (правда, не меньшую роль играет и мощная жировая прослойка). Мех к тому же придает котикам удачные гидродинамические характеристики, но при этом он сослужил им и недобрую службу: ради него люди почти полностью истребили этих зверей.

Макрофото №8

strawberry

Внимательный читатель, взглянув на снимок, с ходу опознает ягоду клубники. И окажется неправ: с точки зрения ученого-ботаника, клубника — это не ягода. На фото видны орешки, лежащие в углублениях разросшегося цветоложа. Этот тип плода, земляничина (апокарпий), так и называется — многоорешек.

Эволюционно апокарпии — самые архаичные плоды на планете. Но для кулинаров и фермеров это все равно ягода, точно так же, как огурец — овощ (хотя тип его плода как раз ягода).

Макрофото №9

zn

Перед нами кристаллы оксида цинка ZnO, сфотографированные с 350-кратным увеличением. Когда мы смотрим на этот кристаллический порошок невооруженным глазом, мы видим, что он ослепительно белый. Из такого порошка получаются прекрасные белила: малярам и живописцам они отлично знакомы. Правда, при слабом освещении пигмент слегка желтеет, но как только яркий свет возвращается, восстанавливается и оттенок.

Тот же порошок входит в состав густых мазей и паст — они лечат мокнущие раны на коже, подсушивают, снимают воспаление. Это химическое соединение работает в синих светодиодах и в чувствительных к газам наносенсорах.

Макрофото №10

sdfhj

Нет, это не винная лавка, запечатленная художником. Перед нами зреющие семена (в большом увеличении) Taraxacum officinale, известного также как одуванчик обыкновенный (он же лекарственный). Член семейства сложноцветных — самый страшный сорняк средней полосы: очень уж плодовит, в одной корзинке до двухсот семян плюс многочисленные почки на корневище.

Одуванчик вовсе не цветок, как многие думают, а большое соцветие, рекордсмен по количеству цветков на столь малой площади. Сколько в одуванчике было отдельных цветков, можно посчитать, когда он облетит, — по ямкам на ложе соцветия.

Макрофото №11

egg

Если эта яичная скорлупа напомнит вам кусочки школьного мела, то это правильная ассоциация: на 90% скорлупа состоит из карбоната кальция, то есть мела. Благодаря этому она достаточно хрупка, чтобы легко разбиться, когда вылупляется птенец, и в то же время обладает определенной прочностью, чтобы выдержать вес курицы-наседки.

Неспроста крыши многих крупных зданий напоминают очертаниями яйцо — согласно закону Лапласа, такая форма позволяет в два раза увеличить запас прочности конструкции по сравнению с цилиндрической той же толщины.

Макрофото №12

lemon

Кожура лимона не выглядит гладкой даже без увеличения, а под микроскопом она и вовсе напоминает пересеченную местность. Небольшие бугорки — это железистые трихомы, выросты внешней покровной ткани. Именно они выделяют эфирные масла, которые придают фрукту характерный терпкий запах. Зачем самому растению нужны эти масла, точно неизвестно.

Некоторые специалисты полагают, что их запах отгоняет вредных насекомых или привлекает полезных. Но есть и гипотеза, что большинство эфирных масел — всего лишь побочный продукт биосинтеза других веществ, который, по счастью, оказался полезен людям.

Источник

,