Дмитрий Губин о задержке салюта ко дню ВМФ в Петербурге, рабстве и Путине

Публицист Дмитрий Губин не только стал свидетелем задержки салюта в Петербурге ко Дню военно-морского флота, предположительно из-за президента России Владимира Путина, но, как и положено публицисту, написал об этом.

Вчера в Петербурге был не только День ВМФ, но и глава государства Владимир Путин. Вечером, в 22 часа обещали салют в честь праздника. Но он прогремел только в 22-45. Почему? Никакого официального объяснения задержки фейерверка нет до сих пор.

66893-YzdjMTI4YmU4Yg

Комментаторы в соцсетях предполагают, что начало салюта было отложено из-за того, что ждали президента России Владимира Путина.

675676

Также думает и публицист Дмитрий Губин, разместивший у себя в ЖЖ пост «Путин и военно-морской позор Петербурга».

Мы приводим его полностью.

«…День военно-морского флота в Петербурге — он не для взрослых. Потому что флота мало, а взрослых много.

Поэтому день ВМФ по-настоящему существует для двух небольших групп: нарезающихся уже с утра, гуляющих в раскачива-ю-щу-ю-ся обнимку с другом и флагом (в лопающихся на груде и жопе тельняшке и штанах) флотских дембелей — и детей.

Дети смотрят на вставшие на Неве корабли, дергают родителей в очереди на борт, а вечером ждут фейерверка: «Па, а скоро салют?..»

Салют — все информагентства оповестили — должен был быть в Питере 31 июля 2016 года в 22.00.

Поскольку город над вольной Невой — единственный на всю Россию центр туризма, а турист не знает, что День ВМФ лишь для детей и дембелей, то набережные Невы вчера к десяти вечера грозили под тяжестью тел обрушиться. Мосты тоже. Нева выглядела от лодок, катеров и корабликов даже не как флотский бульон с клецками, а как наваристый марсельский буйабес. Мелкий бизнес вершил свои делишки на продаже патриотизма, и бескозырки для детишек уходили влет. Флажки и смартфоны вздымались.

Однако в 22.00 никакого салюта не было.

Я почти не ребенок, не турист и уж точно не дембель, — просто у меня вчера где-то с десяти до половины одиннадцатого вечера была единственная возможность прыгнуть на велик и посмотреть на выстроившиеся корабли. Я прыгнул и поехал.
Я ехал вдоль запаркованных в три ряда по Дворцовой, Адмиралтейской и Английской набережным автомобилей, мимо напряженно замершей, прилипшей к граниту парапета толпе, мимо нервно похныкивающих («Па, когда?!») толпы, и понимал, что раз салюта не было в гарантированные 22.00, то его не будет и в 22.30.

Потому что в стране есть только один человек, под которого подстраивают время.

У нас ведь такая страна, что обязательства даже перед детьми не значат ничего. Дети в России существуют лишь для того, чтобы, поклявшись их будущим, их подрастить и переработать на госвеличие, то есть на виллы Шувалова, Нарышкина и прочего близкого к царю Якунина. У нас ведь такая страна, что военная честь состоит не в выполнении долга, в ублажении верховного главнокомандующего. Который, я знал, приехал на праздник в Питер, и который, по своей привычке, скорее всего опаздывал, — а он давно уже опаздывает навсегда.

Когда я уезжал с набережных, салюта все не было.

Дети рыдали, взрослые тыкали пальцами в сайты на смартфонах и сдержанно матерились.

Когда я был уже далеко от большой воды, от кораблей, выстрелы потешных пушек все-же грянули. Стены дрогнули, небо озарилось, эхо отозвалось, автосигнализации затявкали и взвыли. Что-то примерно в 22.51.

Должно быть, царь все же приехал, и наши бравые адмиралы припали к царевым устам — ну, или к тому, что они, закрыв в восторге холуйства глаза, полагают устами.

Мне было стыдно, что я не испытываю ни малейшего стыда ни за адмиралов, ни за Путина, ни за страну, ни за взрослых, что-то жалко врущих детям в оправдание, — мне, в общем, давно на всех на них плевать, как плевать на дачный домик на кривом фундаменте, который нет смысла латать, все равно развалится.

Хотя за моей спиной был дивный перформанс, контемпорари арт — многофигурное олицетворение современного русского позора. Когда насрать на детей, когда все на коленях перед царем. Ведь это единственный, кого наши доблестные адмиралы по-настоящему боятся.

Россия, мля, великая страна. Несокрушимый флот. Достоевский, слезинка ребенка.

Я с сочувствием отношусь к бессмысленным пьяненьким дембелькам, которые только раз в году и имеют шанс поверить, что они — мужики.

Лучше уж залить глаза и рвануть на груди тельник, поскольку пьяные сраму не имут.

Тьфу».

Вот чем  еще хорош этот текст? На самом деле никакого официального подтверждения того, что салют задержали из-за Владимира Путина нет. Но что вся эта информация меняет в сути и публицистической правоте самого текста? Ничего!